НА ГЛАВНУЮ
СТРУКТУРА САЙТА
ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
ПОИСК
Пятница, 23 июня 2017 ГОДА
Раскрыть список СОБЫТИЯ
Раскрыть список ПРАЗДНИКИ
Раскрыть список ДАТЫ

Подробности

» главная » Спецслужбы » Подробности

Финский шпионаж: мифы и реальность

Опубликовано: 10.02.2011

Сергей ВЕРШИН, Эйне ЛАЙДИНЕН
fsb.ru

Взаимоотношения России и Финляндии сегодня основаны на добрососедстве, обоюдополезном сотрудничестве. Но были в истории наших государств моменты жестокого противостояния, доходящего до открытого вооруженного конфликта. Таким же непримиримым было противоборство российской и финской спецслужб. Финский шпионаж в глазах руководства СССР и НКВД представлялся таким же широко разветвленным и глубоко проникающим в политические, экономические и военные структуры страны, как германский или японский. 

Как же обстояло все на самом деле? 

Эту тему исследуют ученые Петрозаводского государственного университета, опираясь на архивные материалы и публикации в российской и зарубежной печати.

Советско-финляндские отношения в 1920 — 1930 годы были отмечены духом недоверия и враждебности. Каждая сторона считала другую потенциальным военным противником. Повинны в этом лидеры обоих государств.

Советское руководство опасалось бывшей российской вотчины, памятуя о походах финнов на молодую Советскую республику в 1919 — 1922 годах. Тогда устремления северо-западного соседа распространялись на территорию Кольского полуострова, в Петрозаводск, в Ребольскую и Поросозерскую волости (Карелия). Позднее, в самых высоких кругах финляндского руководства обсуждалась идея создания «Великой Финляндии» путем присоединения Восточной Карелии. Это воспринималось как открытое покушение на суверенитет и государственную целостность Советского Союза.

С другой стороны, советское правительство создало Карельскую Трудовую Коммуну в качестве своеобразного плацдарма для совершения социалистической революции на севере Европы и, прежде всего, в Финляндии. Карельская АССР рассматривалась как пример для трудящихся Финляндии в плане социалистического выбора развития. До середины 1930-х годов все руководство Карелии состояло из финских революционеров-эмигрантов.

Недоверие правительств обеих стран обусловило активизацию разведывательной деятельности с целью получения упреждающей информации о противнике.

Финские спецслужбы были созданы в 1918 году при участии сотрудников разведки и контрразведки царской России и Германии. Главная цель — деятельность против СССР и левых сил в своей стране. Вся работа велась при помощи созданной «тайной разведывательной сети на вражеской территории». Политическая разведка действовала весьма эффективно и уже к осени 1918 года активно вербовала агентуру.

В 1919 году произошло разделение финской спецслужбы на военную разведку (ОС) и центральную сыскную полицию (ЦСП) — орган политического сыска. К середине 1920-х годов они окончательно сформировались и работали уже в полную силу. Военная разведка имела свои подразделения в Ханко, Каяани, Кивиниеми, Котка, Койвисто, Куолоярви, Куусамо, Лахденпохья, Печенга, Рованиеми, Сортавале, Терийоки, Выборге. Причем в Выборге, Сортавале, Каяани, Рованиеми находились разведпункты, осуществляющие агентурную деятельность и направлявшие разведчиков и агентов в СССР с конкретными заданиями. В целях оперативного управления разведпункты имели резидентуры в населенных пунктах вблизи границы СССР.

Центральная сыскная полиция также сосредоточила свои наиболее крупные аппараты на восточной границе. В 1922 году здесь находилось 45 процентов всех сотрудников тайной полиции, хотя к 1927 году этот процент несколько снизился. Подразделения, в частности, дислоцировались в Выборге, Терийоки, Сортавале, Йоэнсуу, Каяани, Рованиеми и других местах. Так, в Терийоки в 1927 году работали 27 сотрудников, в Выборге — 9 (для сравнения: в Ваасе — 3 человека, в Торнио, на границе с Швецией — всего 4).

Несмотря на жесткое ограничение использования закордонных источников — согласно инструкции ЦСП от 1928 года заброска агентуры за границу осуществлялась лишь в чрезвычайных ситуациях, и только с санкции центрального аппарата. Сыскная полиция осуществляла активную разведку на территории СССР, в том числе и с агентурных позиций.

Активно добывали разведывательную информацию в отношении СССР многочисленные националистические организации типа «Карельского академического общества», «Союза карельских беженцев», «Восточно-Карельского Комитета защиты граждан Карелии», «Ингерманландского Комитета», «Ингерманландского Союза», «Карельского Комитета», а также различные русские эмигрантские организации в Финляндии. Но их деятельность — тема отдельного рассмотрения.

Каждая финская спецслужба решала свои задачи, поддерживая при этом тесные контакты с коллегами из других стран. Военную разведку интересовали дислокация и передвижение войск РККА, пограничных частей, военная промышленность, укрепление погранрайонов, строительство казарм, складов, аэродромов, осуществление агентурной разведки за восточной границей. Готовилась заброска разведывательно-диверсионных и террористических групп в СССР. К 1939 году военная разведка Финляндии разделила северо-западную территорию СССР от Ленинградской до Мурманской областей на 32 зоны своих разведывательных устремлений.

Центральную сыскную полицию, осуществлявшую разведку главным образом в интересах тайной полиции, больше интересовала деятельность левых сил на территории Финляндии, их представителей в Советском Союзе, вопросы организации коммунистического и профсоюзного движения, руководство и активисты КПФ, их представители в СССР, а также использование советскими спецслужбами левых сил Финляндии в интересах разведки.

Зачастую объекты устремлений ОС и ЦСП совпадали, как, например, в вопросах получения данных о социально-политической, экономической обстановке и национальной политике, о финских эмигрантах в СССР, в изучении руководства северо-западного региона Советского Союза, военачальников, выявлении планов советской разведки относительно Финляндии.

Основной задачей финских спецслужб было обеспечение внутренней и внешней безопасности своей страны. Однако на первоначальном этапе своего существования они вместе со спецслужбами третьих стран пытались дестабилизировать внутриполитическую обстановку в СССР, о чем свидетельствуют примеры по оказанию помощи английской разведке в переброске С. Рейли, а также подготовке и заброске террористов в Советский Союз.

Может показаться невероятным, но в 1920 — 1930 годы финны разрабатывали планы нападения на СССР. Для этого требовались подробные данные о противнике. С учетом предстоящей работы с родственными народами в Восточной Карелии и Ингерманландии (Ленинградская область) осуществлялся подбор сотрудников разведки. Преимущество отдавалось лицам, знающим условия жизни в указанных районах, родившимся и проживавшим там, владеющим русским языком.

Для выполнения поставленных задач финские спецслужбы привлекали к сотрудничеству бывших подданных Российской империи, бежавших в Финляндию после 1917 года. Основной упор делался на лиц карельской национальности, финнов-ингерманландцев и эмигрантов, которые участвовали в военных действиях против красных или бежали из СССР позже. Впрочем, привлекались также финские граждане из числа авантюристов. Военные разведчики предпочитали вербовать граждан Финляндии, проживавших в Советском Союзе.

Недостатков в источниках не было — в 1921 — 1922 года в Финляндии проживало свыше 33 000 подданных бывшей России. По документам 20 — 30-х годов проходит 74 человека, совершивших разведходки в СССР, или проживавших на территории Советского Союза и оказавших помощь финским спецслужбам.

Исходя из места проживания информаторов и задач финских спецслужб, четко просматриваются направления разведывательных устремлений:

  1. Ленинград и область, разведдеятельность координировалась из Выборга и Терийоки.
  2. Карелия:
    Петрозаводское направление, координировалось из Сортавалы;
    • Поросозерско-ребольское направление, координировалось из Йоэнсуу;
    • Кемско-беломорское направление, координировалось из Каяани.
  3. Мурманская область, руководство осуществлялось из Рованиеми.

Из 74 информаторов финских спецслужб 15 человек были участниками так называемой карельской авантюры.

На момент выполнения первого задания все информаторы достигли совершеннолетия, преобладали лица в возрасте 23 — 41 года, хотя одному источнику был 61 год.

Привлекаемые к сотрудничеству агенты хорошо знали местность, подлежащую разведке, имели там родственные и иные связи и шли на сотрудничество осознанно. Вместе с тем нельзя исключить и фактов насильственного привлечения к сотрудничеству.

По сохранившимся документам можно уточнить, что после вербовки 17 человек длительное время проживали в СССР, в основном в Ленинграде, области и в Карелии. Точно установлено, что в Ленинграде жили 4 человека и в области — 2 человека. Это свидетельствует о том, что они были направлены в СССР на оседание с последующим выполнением разведзадания.

Исходя из стратегических задач финских спецслужб, засылаемой в СССР агентуре давались конкретные поручения. Из материалов Выборгского отдела ЦСП усматривается, что находящиеся на связи агенты периодически сообщали в Финляндию о деятельности КПФ в СССР, об обстановке в стране, в том числе в Ленинграде и области, о частях РККА и военных заводах г. Ленинграда.

Разведдеятельность осуществляли и другие отделы ЦСП, разведпункты и их центральные аппараты. Поэтому истинных размахов ведения разведки Финляндии против СССР не представляется определить достаточно полно. По нашим предположениям, финские спецслужбы имели в СССР или направили к нам порядка 400 агентов. Несмотря на то, что архив военной разведки Финляндии довоенного периода был уничтожен, сохранились отдельные разрозненные данные о заброске ее агентуры в СССР. Так, финский разведчик Пенние за 1921 — 1930 годы свыше ста раз забрасывался в СССР. В период с 10 июня по 17 ноября 1939 года разведпункт в Рованиеми направил в Советский Союз 18 разведгрупп, которые провели там 126 дней.

Густав Маннергейм

Густав Маннергейм. В 1931 принимает предложение стать президентом государственного комитета обороны Финляндии, в 1933 присвоено почётное военное звание маршала Финляндии.

Основным каналом заброски агентуры в СССР была нелегальная переброска через государственную границу. Для этих целей на Карельском перешейке в районе Рауту и Кивеннапа финскими спецслужбами было организовано два «окна». Аналогичные «окна» были созданы на Карельском и Мурманском участках советско-финляндской границы.

Нелегальный канал использовался широко и предназначался в основном для заброски агентуры в СССР на продолжительное время.

Здесь были свои плюсы. Во-первых, до середины 1930-х годов госграница охранялась слабо, что связано с ее протяженностью и отсутствием нормальной инженерно-технической системы. Во-вторых, забрасываемая агентура хорошо знала не только местность, подлежащую разведке, но и участки границ, где осуществлялась нелегальная переправа, так как они, как правило, ранее проживали в тех краях.

Одновременно этот канал заброски имел свои особенности. Во-первых, возможность многократного использования его одним и тем же агентом. Во-вторых, этот же канал использовался финской компартией для направления своих членов на всевозможные партийные мероприятия и учебу в СССР. В их числе финские спецслужбы направляли и своих источников. Так, в начале 1920-х годов в военной школе Красных командиров обучалось, по крайней мере, 3 источника ЦСП, а в 1931 — 1932 года на Ленинских курсах обучался один осведомитель тайной полиции.

Нелегально вернувшись из СССР в Финляндию, агентура представляла подробный отчет о школе и курсах, курсантах и преподавателях, перспективах их использования.

Этот же канал использовал и будущий Генеральный секретарь КПФ Арво Туоминен, который в 1934 году тайно прибыл из Финляндии в СССР. Любопытно, что в списках Выборгского отдела ЦСП под псевдонимом «BV» значится некто Туоминен Арво, уроженец Хямеенкюре, который сообщил в 1942 году тайной полиции об интернациональных школах в СССР, студентах и преподавательском составе. Однако это могла быть и провокация финских спецслужб. Каких-либо других доказательств на сей счет нет.

Третья особенность — использование нелегальных каналов финскими перебежчиками. В 1920 — 1930 годах в связи со сложной внутриполитической обстановкой в стране тысячи финских граждан в поисках лучшей жизни, а также во избежание политических репрессий нелегально уходили в СССР. Прожив у нас некоторое время, многие вернулись домой. По финским данным, в 1930 — 1935 годы в Финляндию вернулось 1927 человек. Это лишь те, кто по возвращении попал в поле зрения полиции. Надо полагать, что среди них были и агенты, вернувшиеся домой после выполнения заданий спецслужб.

И, наконец, нелегальный канал использовался также правыми силами и политической полицией для насильственного выдворения из страны в СССР финских граждан социалистической ориентации. В этом, в частности, проявился характер политических репрессий в Финляндии. Такое положение сложилось в начале 1930-х годов в период активизации деятельности финских правых, которые при попустительстве, а порой и пособничестве спецслужб страны, насильственно выдворяли своих граждан в СССР, в том числе и членов парламента.

Только в июне 1930 года через Карельский участок советско-финляндской границы было насильственно выдворено 3 депутата парламента: Табелл, Лехто, Миреляйнен. И таких насильственно выдворенных лиц было много, хотя точная статистика в России отсутствует.

Помимо нелегального существовал, разумеется, и легальный канал — официальный въезд в СССР из Финляндии. Здесь заброска агента осуществлялась в следующих ситуациях:

  • По линии возвращения в СССР так называемых «карбеженцев». Их возвращение началось в середине 1920-х годов после принятия советскими властями решения о помиловании лиц, участвующих в так называемой «карельской авантюре».
  • По линии семей. Если один из членов семьи легально или нелегально ушел в СССР, то выезд его родственников целиком зависел от позиции Центральной сыскной полиции, которая решала вопрос о целесообразности выдачи заграничного паспорта финским гражданам.
  • По линии сотрудников финских представительств в СССР.
    Это:
    а) военный атташат посольства Финляндии в Москве. Его аппарат состоял из кадровых сотрудников разведки и выполнял функции резидентуры в Советском Союзе. Военный атташе осуществлял контроль за работой агентуры в СССР;
    б) Генеральное Консульство (ГК) Финляндии в Ленинграде, где, по материалам Выборгского отдела ЦСП, работали 4 агента финских спецслужб.
  • По линии международного туризма. Несмотря на то что он был слабо развит, тем не менее, использовался финскими спецслужбами. В 1934 — 1936 годах разведпоездки по линии туризма совершили три агента.
  • По линии пребывания в СССР иностранных специалистов. Одним из источников финских спецорганов здесь можно считать подданного Швеции Э. Моберга, инженера, который в 1934 году сообщал информацию по СССР.

В результате проводимой активной разведдеятельности финские спецслужбы достигли определенных успехов.

Накануне Зимней войны (1939 г.) финская сторона располагала достаточно точными данными о дислокации частей РККА в Ленинградской, Мурманской областях и Карелии, наличии аэродромов и находящихся там самолетов, о строительстве казарм и складов, боевых судах Балтийского и Северного флотов, а также о системе шоссейных и железных дорог.

Работа финских спецслужб на территории СССР, разумеется, не оставалась без внимания советской контрразведки, которая провела ряд разоблачений.

Осенью 1925 года ГПУ был задержан английский шпион С. Рейли. В результате выяснилось, что, начиная с 1923 года финские и английские разведки предпринимали активные шаги по внедрению в созданную ГПУ на территории СССР организацию-ловушку «Трест». В 1927 году в Москве и КАССР арестовали нескольких террористов. В ходе следствия выяснилось, что финны и англичане подготовили в районе г. Хельсинки и направили в СССР для совершения различных терактов 6 групп из русских эмигрантов.

Всего в 1920 — 1930 годах только по данным архива Выборгского отдела Центральной сыскной полиции ГПУ-НКВД выявило и арестовало 15 агентов финских спецслужб. Некоторых из них удалось перевербовать и привлечь к сотрудничеству.

В ходе разоблачений советская контрразведка получила неопровержимые данные о деятельности финской разведки против СССР, о задачах и структуре, сотрудниках, и агентуре, формах и методах работы.

Успехи финских спецслужб стоили жизни многим тысячам советских граждан не только в период Зимней войны. Финский журналист Юкка Рислакки считает, что активная разведдеятельность финнов послужила также поводом для проведения НКВД массовых репрессий в отношении финского населения, проживающего в СССР. «Рука НКВД» доставала даже членов семей финских агентов, активистов финских националистических организаций — выходцев и бывших граждан СССР, проживавших в Финляндии. Но основной удар обрушился на население финской национальности, особенно в Карелии, где в середине 1930-х годов проживало около 15000 финнов из Финляндии, США, Канады.

Репрессии начались еще в конце 1920-х, начале 1930-х годов. В 1933 году органами ГПУ был раскрыт так называемый «Заговор финского генштаба», в результате которого были арестованы и осуждены около 1000 жителей пограничных районов Карелии и Ленинградской области. В 1937 году за финский шпионаж привлечено к уголовной ответственности 448 человек, а с января по август 1938 года — 1405.

Репрессии затронули как реально выявленных сотрудников и агентов финских спецслужб, так и широкие слои населения республики. Борьба против разведывательно-подрывной деятельности финских спецслужб и финского буржуазного национализма в Карелии вылилась, прежде всего, в репрессии против финского населения. В целом, во второй половине 1930-х годов было арестовано свыше 3,5 тысячи финнов, из них половина осуждена за шпионаж в пользу Финляндии... Отметим также, что не было чистого «шпионажа». Как правило, обвинения предъявлялись по нескольким статьям Уголовного кодекса: террор, шпионаж, повстанческая и антисоветская деятельность. А приговор по этим статьям чаще всего был один: расстрел. В 1935 — 1940 годах НКВД Карелии в общей сложности возбуждено 13075 уголовных дел, по которым проходили 15 887 человек. 10850 из них приговорены к расстрелу...

Эти крупномасштабные репрессии против мирного населения, осуществленные под предлогом разоблачения и искоренения «финского шпионажа» в СССР и Карелии, вряд ли можно считать адекватной реакцией на деятельность финских спецслужб.


AboutNewsProjectsUSSR/CIS
* Lubyanka is the name of the place where the KGB (Commitee for State Security, nowadays FSB — Federal Security Service) head-quarters are located
• ПОДПИСКА НА НОВОСТИ